© Автор: Ярковская Вера.

ПРОСНУВШИЕСЯ ГДЕ-ТО

Жанр: приключенческий триллер.
Летний день.
Загородное озеро.

По заросшему различным кустарником берегу бродит, прихрамывая, странный седоватый мужчина с длинными нечесаными волосами и такой же бородой. Грязными руками он собирает в кучу сухие ветки. На нем длинная кофта с разодранными рукавами, лохмотья которых закрывают кисти рук. На ногах его старые, разные по цвету и форме ботинки. Одна нога перебинтована куском грязно-белой материи, а к ремню потертых штанов прикреплена связка ключей. Внезапно он останавливается и, прищурившись, пристально смотрит на противоположную сторону озера. Оттуда доносятся какие-то голоса. Как бы он ни напрягал зрение, ему видны лишь три движущиеся точки, что его заметно расстраивает.

Тремя точками оказываются три подростка: Даниил, Богдан и Густав. Два парня заняты делом: Даниил усердно разбирает вещи в своем рюкзаке, Богдан накачивает насосом резиновую лодку. Густав же развалился у самого берега, разглядывая в небольшой бинокль окрестности озера и хмурое небо, затянутое тучами.

— Погодка что-то нелётная, вам не кажется? — хмуро произносит Густав.

Даниил, не выдержав, взрывается:

— Я смотрю, ты тут за климатом понаблюдать приехал? Синоптик! Тоже мне!

— Я тут не нанимался один лодку качать! Помогай давай! — возмущенно подхватывает Богдан.

— Скукотища эта ваша рыбалка! Рюкзак дотащи, лодку накачай… Потом с этими удочками дурацкими сидеть… Давайте просто отдохнём, ничего не делая! — ноет Густав.

Внезапно Богдан замирает у лодки и внимательно смотрит на Даниила, который продолжает ожесточенно рыться в своем бездонном рюкзаке. Его осеняет догадка.

— Что на этот раз дома оставил? — недовольно спрашивает у приятеля Богдан.

— Вот знаешь, я что-то не удивлён! — произносит Густав, посмеиваясь.

— Блёсны забыл, — едва слышно отвечает Даниил.

Богдан со злостью отшвыривает насос в сторону и орёт:

— Как забыл? Черт!.. Черт! Мы же почти месяц эту рыбалку планировали!

— Ну всё… Понеслось… — со вздохом бормочет себе под нос расстроенный Густав.

— А если бы мы на охоту собрались? Ты бы патроны забыл? Когда из душа выходишь, штаны надеть не забываешь? — продолжает кричать Богдан. — Я лодку зря с собой тащил?!

— Ничего не зря! Да ладно тебе! Ну, забыл… Ну, порыбачим удочками, как обычно. По классике, так сказать, — пытается успокоить приятеля Даниил.

— Да ты их уже второй раз забываешь! Черт тебя побери! Издеваешься, что ли? — никак не может угомониться Богдан.

Даниил молча достает из рюкзака кое-какую посуду. Примирительно предлагает:

— Ну хватит уже меня прессовать. Дед тут собрал кое-чего. Может… поедим?

Мгновенно оторвавшись от обозревания окрестностей, Густав спешит на зов Даниила. И Богдан тут как тут, забыл про свой гнев. Усевшись в кружок, парни нетерпеливо подгоняют друга. Даниил раскладывает газету, достает упаковку салфеток, складные походные ложки, нож… Наконец, из рюкзака появляется контейнер с какой-то едой. Густав хватает его, заглядывает внутрь и вдруг начинает хохотать во все горло. Даниил с Богданом недоуменно смотрят на приятеля.

— Короче, тут на троих не хватит по любому. Так что я пас! Приятного аппетита! — сквозь смех еле выдавливает из себя Густав, прикрывая крышку и протягивая контейнер Богдану.

— Э-э-э… Я все-таки ухи дождусь, — брезгливо скривившись, Богдан в свою очередь передает ёмкость Даниилу.

— Ну и отлично, мне больше достанется, — удивлённо глянув на товарищей, Даниил хватает ложку и открывает контейнер. Он хочет зачерпнуть еду ложкой, но приостанавливается и с ужасом замирает на мгновение.

Густав и Богдан, переглянувшись, корчатся от смеха.

— Дед твой — настоящий знаток рыбацкой кухни! — шутит Богдан.

Через пару секунд опешивший Даниил, громко смеясь, присоединяется к всеобщему веселью. В банке не еда, а приманка: живые упитанные дождевые черви…

Стемнело. Ребята сидят у горящего костра, жуя бутерброды с колбасой и сыром и запивают перекус пивом, которого привезли с собой немало. А с противоположной стороны озера по-прежнему наблюдает за ними седоватый незнакомец, прислушиваясь к доносящимся крикам и смеху. Он тоже развёл небольшой костерок. Рядом с ним ведро в потёках крови, окровавленный нож. Мужчина поправляет повязку на ноге. Рану по-прежнему прикрывает грязный кусок ткани. Шум заметно ему досаждает. Он раздраженно отрывает от повязки клок ткани и со злостью отбрасывает его в сторону. Внезапно он замечает какой-то мерцающий свет. Быстро подхватив с земли нож, мужчина встревоженно вскакивает на ноги. Он бросает взгляд то на свет приближающихся автомобильных фар, то в сторону подростков. Он так сильно сжимает в руке холодное оружие, словно готовится то ли к защите, то ли к нападению.

Опьяневшие парни удобно расположились у своего костра. Пиво заметно подняло им настроение. Они смеются, по-приятельски пихая друг друга в бока кулаками. Вдруг внимание Густава привлекает едва видимый огонек на другом берегу. Подобрав с песка бинокль, он поспешно подносит его к глазам.

— Что там? Красотка-русалка тебе хвостиком махнула? — нетрезвый Даниил толкает приятеля в плечо, подшучивая над Густавом. Эта шутка вызывает у Богдана очередной взрыв смеха.

В бинокль Густав видит едва освещенный светом костра силуэт мужчины с поблескивающим ножом в руке. Через мгновение яркий свет автомобильных фар выхватывает из темноты лицо неизвестного бродяги. Тот резко оборачивается в сторону Густава. В бинокль парню кажется, что суровый взгляд мужчины направлен на него в упор. Неужели он знает, что за ним наблюдают? Густав испуганно опускает своё шпионское устройство. Глянув на своих шумных веселых друзей, он тревожно кричит им:

— Тихо вы!

— Да что ты там высматриваешь целый день? — еще громче кричит ему в ответ Богдан, отбирая бинокль. Даниил хохочет.

— Я говорю, тихо! — нервничает и злится Густав. Поняв, наконец, что друг не шутит, ребята замолкают и готовы его слушать.

— На том берегу какой-то мужик. И у него нож, — испуганным голосом тихо говорит Густав.

Секунду-другую его приятели молча переглядываются, но тут же снова смеются. Даниил подбирает туристический складной нож и, пошатываясь, встает на ноги. Направив своё оружие в сторону противоположного берега, он нажимает кнопку на рукоятке. Резко выскакивает поблескивающее лезвие. Парень громко кричит незнакомцу:

— Эй ты, мужик! У меня тоже нож! И я тоже мужик! Смотри!

Даниил неосторожно размахивает ножом в разные стороны, забавляясь. Богдан смеется. Только Густаву не до смеха. Он сильно толкает Даниила, так что тот валится с ног, угодив рукой в горящий костер. Нож падает прямо в огонь.

— А-а-а! Да ты чего, дебил, что ли?! — кричит он от боли и тут же набрасывается на Густава с кулаками. Завязывается драка. Более трезвый Густав успешно защищается. Через минуту он сидит на груди Даниила и колотит его кулаками по лицу.

— Эй! Прекратите вы! — возмущенно кричит пьяный Богдан, встревая в драку и пытаясь разнять друзей…

На следующее утро после веселой пьяной ночи Даниил и Богдан в одних трусах спят прямо на песке около погасшего костра. Вокруг них разбросан вчерашний мусор: смятые жестяные банки из-под пива, бумажные салфетки, остатки еды. Неподалёку валяется и нож, угодивший вчера в огонь. Он серьёзно пострадал, местами даже расплавился и расслоился. Даниил растянулся на спине, спрятав лицо под локтем. Он медленно приподнимает голову, пытается сфокусировать взгляд на фигуре Густава, который стоит спиной к нему с удочкой в руках. Рядом с ним уже лежит небольшой улов – пара маленьких рыбёшек. Сонное опухшее лицо Даниила в царапинах, под глазом синяк. Кряхтя от боли, парень с трудом встаёт и толкает ногой Богдана. Приятель тоже не в лучшей форме, весь в синяках и ссадинах. Еле поднявшись, он обращает внимание на увлечённого делом Густава.

— Похоже, завтрак всё-таки будет? — едва выговаривая пересохшим ртом слова, спрашивает у Даниила. Но тот озабочен другими вопросами.

— Больно как… Что вчера было?

— Мышцы размяли, — шутит Богдан.

— В смысле? — переспрашивает Даниил.

— У него вон спроси. Я спать, — лениво отвечает друг и, повернувшись спиной к Даниилу, ложится на другой бок.

Отложив удочку, Густав разглядывает противоположную сторону озера в бинокль. Берег пуст, словно там никогда никого и не было. К Густаву подходит Даниил и усаживается рядом, морщась от боли. Простые движения даются ему с большим трудом. Некоторое время он молча смотрит на воду, не глядя на товарища. Затем, недовольно хмурясь, произносит:

— А скажи мне, дружище, за что же это ты меня так? Я себя чувствую наполовину живым.

Густав резко поворачивает голову. Секунду парни разглядывают друг друга, а потом начинают хохотать. Лицо у Густава точно так же разукрашено ссадинами, а синяк багровеет под тем же глазом, что и у Даниила.

Отсмеявшись, Густав спокойно отвечает:

— Я там кое-что увидел на другом берегу. Вы мне не поверили. Орать начали, как дикие звери.

— Я не помню ничего. Правда. А что там такое было, что ты даже говоришь об этом со страхом? Или мне показалось? — спрашивает Даниил, всматриваясь в напряженное лицо приятеля.

— Человек там был… Странный, — задумавшись, отвечает Густав.

— Ну, мы вчера тоже кому-то могли странными показаться, напились, буянили слегка, — посмеивается Даниил, осторожно трогая свой синяк под глазом.

— У него нож был в руке! — продолжает рассказ Густав.

— Ну и что? У нас тоже нож есть. Без ножа на природе никак. Охотник это был обычный, я думаю… Ну, или рыбак… — парень пытается успокоить друга.

— Лохматый весь такой… Короче, вид у него был не самый добрый. И побуждения, я думаю, тоже не из лучших, — Густав настойчиво продолжает описывать незнакомца, пытаясь объяснить товарищу причину своего страха.

— Да что за дурь в твоей голове завелась? Или ты был пьянее нас вчера? — Даниил пытается отвлечь друга от тяжёлых мыслей.

— Да пошел ты! — серьёзно и жёстко обрывает его Густав. Он до сих пор напуган.

— Да ты прям от страха в штаны наложил! — смеётся Даниил, издеваясь над приятелем.

— Всё! Забыли! И вообще. Мы сейчас домой поедем. И чем скорее, тем лучше, — произносит Густав.

— Да успокойся ты! В этих диких местах пусто и не может быть никакой опасности. Здесь и мышь-то не всегда пробегает. Вспомни, мы купались, так нас даже ни один комарик не укусил!

— И всё же странный он был какой-то, — не унимается Густав.

— Ну подумаешь, мужика с ножом увидел. Меньше видишь — крепче спишь. Ты пореже в эту свою штуковину заглядывай, — указывает пальцем на бинокль Даниил. И вдруг кричит: — А-а-а! Вспомнил!

— Кого? – тихо спрашивает Густав.

— Да бродягу одного! Мы с дедом как-то на рыбалку ездили, давно. Очень давно, несколько лет назад. Так вот пересекались с мужиком одним. На вид — маньяк-убийца, — Даниил прерывает рассказ и задумчиво смотрит на воду, словно пытается что-то вспомнить из прошлого.

— И? Ты думаешь, это он? — с любопытством спрашивает Густав.

— Если ещё не умер, то вполне возможно. С ним лично я не знаком. Но мы с дедом не раз его видели, когда ездили на озёра порыбачить. Мне лет восемь было. Тип этот со странностями. Дедушка как-то попытался с ним заговорить, а он просто проигнорировал и быстро ушёл.

К ребятам подходит Богдан. Он садится рядом с Даниилом и, прислонясь к нему, как к косяку двери, трёт сонные глаза.

— О чём трещите? — лениво спрашивает едва проснувшийся парень.

Даниилу заметно не нравится, что его используют в качестве подставки. Он грубо отталкивает Богдана плечом, от чего тот мгновенно и окончательно просыпается.

— Эй, поаккуратнее! — недовольно вскрикивает Богдан.

— Не выспался? Иди, храпи дальше. Чего пришёл? — спокойно спрашивает Даниил. И тут же внезапно меняет тему. — А вообще-то знаете, что?..

— Вообще-то что-то знаем, но не знаем, о чем речь, — хихикает Богдан. Густав поддерживает его смехом.

— Я слышал, что лучшая рыбалка — ночная. Так что… Самая вкусная рыба озера сможет стать нашей в это время суток, — авторитетно заявляет Даниил. Друзья хохочут еще громче.

— Удивил! А то мы не знаем! — притворно возмущается Богдан.

— Точно! Ну, я не знаю, как вы, а лично я — домой, добавляет Густав.

— На самом деле мне тоже домой нужно, — поддерживает Густава Богдан.

Даниил задумчиво кидает в воду камушки. Затем, резко вскочив, обиженно произносит:

— Вот как, значит… — и уходит прочь.

— Разве нам не хватило отдыха? Ты чего, домой не хочешь, что ли? — кричит ему в след Богдан.

— Да! Я не хочу домой! — моментально обернувшись, реагирует Даниил и скрывается за большим кустом.

— Что это с ним? — недоумённо спрашивает Богдан у Густава.

— Не в ладах с родителями, — отвечает тот.

— А что там у них опять? — удивляется приятель.

— Он злится на мать, что она никак отца не может бросить, — неохотно делится информацией Густав.

— Он же вроде кодировался? — вспоминает Богдан.

— Нет. Собирался только. В общем, пустая болтовня.

— Вот чёрт, — Богдан задумчиво глядит в сторону Даниила, который появился неподалёку и занят уборкой. Он вырезает ножом из пластиковой бутылки что-то вроде мини-лопаты, вполне подходящей для работы. Затем парень начинает сгребать получившимся инструментом мусор и угли вчерашнего костра и складывать их в полиэтиленовый пакет, очищая берег озера. Медленно, будто в чем-то провинились, оба друга подходят к нему.

— Ну… что ты там по поводу рыбалки надумал? — несмело спрашивает Густав. Не ответив на вопрос, Даниил произносит:

— Уныло здесь как-то, правда?

— Д-да, действительно… — неуверенно подтверждает Богдан, оглядываясь по сторонам.

— Предлагаю на днях вырваться туда, где мы еще никогда не были. Уедем далеко отсюда. Побудем там подольше. Попробуем на вкус дикую жизнь. С собой возьмём только самое необходимое. Чтоб никакой цивилизации! Только отдых и рыбалка!

— И куда же это? — с интересом спрашивает Густав.

— Куда-нибудь. — Даниил задумывается на мгновенье. — На озеро Тихое, например! Слышали о таком?

Солнечное утро.
Небольшой загородный домик.

Немощный старик дрожащей рукой наливает чай себе и внуку Даниилу.

— Всё, дед, хватит, оставь место для холодной воды.

— Не понимаю, зачем я чайник тогда кипятил, — произносит с улыбкой старик, доставая из холодильника молоко.

— Да привык я так, что такого?! — возмущается подросток. Дед подливает ему в чай молока.

Подросток недовольно смотрит на свой побелевший чай и так же сморит на деда. Молча встав из-за стола, парень выплескивает испорченный напиток в открытое окно. Дед явно огорчён.

— Дедуль! Холодной воды! Неужели так сложно?!

Старик избегает ссоры и меняет тему разговора.

— Синяк под глазом. Кто постарался? Где ты шатался опять?

Даниил, смирившись с тем, что нормально ему чаю уже не выпить, усаживается за стол и начинает молча копаться в своем смартфоне.

— Что молчишь-то? — продолжает пытать его вопросами старик.

— Отстань, дед! Устал я. Фу… Жарко-то как! — Даниил пытается отлепить от груди влажную от пота футболку.

— Ты дома-то был? — спрашивает дед.

— Сейчас поеду. Надо заскочить, забрать кое-что, — неохотно отвечает внук.

— Снова собрался куда-то? — любопытствует дед.

— Подальше от дома! На рыбалку уезжаю. На дальнюю и долгую. Буду не скоро, — с гонором отвечает парень, не отрываясь от дисплея смартфона.

— А чем тебя рыба на ближних озёрах не устраивает? — спокойно интересуется старик.

— Надоело нам без улова каждый раз возвращаться. Хватит, дед, не доставай меня своими никому ненужными вопросами! Отвлекаешь! — грубит в ответ подросток. Видно, что старик сильно обижен, но скрывает это.

— Эх вы, рыбаки… Если бы ещё ловили, а то… так, развлекаетесь, да и только,- сдерживаясь, вздыхает дед. — Я тут хотел попросить тебя кое о чём…

Едва услышав о просьбе, даже не удосужившись узнать, в чём она состоит, Даниил соскакивает со стула и быстро направляется к выходу.

— Всё, я пошёл. Твои просьбы некстати сейчас, дед, — холодно говорит в ответ внук и выходит, хлопнув дверью так, что старик вздрагивает от грохота. Он с грустью смотрит в открытое окно вслед внуку, который уходит от дома всё дальше и дальше. Вскоре Даниил сворачивает за угол и исчезает из виду совсем. Дед словно застыл на месте. По его морщинистой щеке катится слеза.

День.
В городской квартире родителей Даниила.

Не желая, чтобы его услышали, Даниил очень тихо и медленно открывает входную дверь в квартиру, затем так же осторожно закрывает ее за собой. Из кухни доносится грохот посуды и журчание воды. На цыпочках подросток проходит в квартиру. Приостановившись у открытой кухонной двери, он аккуратно заглядывает внутрь. Затем молниеносно пересекает опасный участок и добегает до своей комнаты никем не замеченным, несмотря на большой рюкзак, который висит у него за плечами.

В своей комнате Даниил в спешке снимает тяжелую ношу со спины, смартфон кидает на кровать. Он распахивает дверцы шкафа и быстро перебирает одежду, отыскивая необходимое. Достает теплый свитер, скомкав, пихает его в рюкзак. Затем он усаживается рядом с тумбочкой и вынимает оттуда множество полезных мелочей: коробок спичек, аккуратно смотанную веревку, складной многофункциональный нож с красивой антикварной рукояткой, старый компас, моток проволоки, карту области и небольшую ножовку. Всё это летит в рюкзак. Взяв в руки нож, парень замирает на пару секунд, любуется его красотой. Затем и его бережно складывает к остальным вещам. Вдруг раздается громкий телефонный звонок. Даниил вздрагивает, вскакивает на ноги и торопливо хватает смартфон.

— Привет,— шёпотом отвечает он на звонок.

Из трубки доносится голос Богдана:

— Я надеюсь, ты уже собрался? Минут через десять у тебя будем.

Слушая друга, Даниил ходит по комнате туда-сюда. На полу ковер с высоким ворсом. Внезапно он вскрикивает от боли: наступил на что-то острое.

— А-а-а, чёрт!

— Что там у тебя? — слышен из телефона встревоженный голос друга.

Даниил с недоумением рассматривает изогнутый среднего размера гвоздь, который только что впился ему в пятку. Доносятся чьи-то приближающиеся шаги.

— Алло! Ты живой там? — спрашивает Богдан.

— Я перезвоню, — прекращает разговор Даниил и кладёт гвоздь в карман штанов вместе со смартфоном. В комнату, пошатываясь, заходит пьяный отец. У него во рту сигарета.

— А, ты дома! Зажигалку мне дай! — произносит отец и роняет сигарету изо рта на пол.

— Не курю, — отвечает сын.

— Не курит он, так я и поверил. Нет зажигалки — дай спичек! — недоверчиво посмеиваясь, повышает голос пьяный мужчина.

Даниил ничего не отвечает, садится возле тумбочки. Он прикрывает ладонью коробок со спичками, лежащий на самом виду, и незаметно перекладывает его в боковой карман рюкзака.

— Я с тобой разговариваю! — продолжает докапываться отец. Но Даниил игнорирует его.

Заходит мать, тянет мужа за руку. Она пытается вывести алкоголика из комнаты.

— Пойдем, тебе прилечь нужно!

— Отстань! Дай лучше мне зажигалку. А где моя сигарета?! — кричит муж, размахивая руками.

Переглядываясь с сыном, мать выводит отца из комнаты. Даниил растерян и зол. Он поспешно берет из шкафа свежую футболку, переодевается. Задумчиво глядит на дверь, замерев посреди комнаты. Затем он оглядывает собранные вещи и обращает внимание на небольшую компактную ножовку. Какое-то время вертит её в руке и снова кладёт в рюкзак.

— Пригодится, — тихо говорит он сам себе. Затем юноша бросается к тумбочке, словно его только что осенило. Он вынимает из нижнего ящика пластиковую коробочку размером в пол-ладони. Внутри коробки виднеются три серебристые блесны, сверкающие сквозь прозрачную крышку. У каждой по три крючка. Даниил восхищенно, мысленно приговаривает: «На этот раз забыть вас мне просто противопоказано»,— и быстро кладет их внутрь рюкзака.